Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: клочок; (список заголовков)
07:42 

Doch...

Ну почему именно тогда, когда срочно надо учиться, в жопу клюет жареный петух... пардон, лягает Пегас, и руки чешутся графоманить?
И вот что из этого вышло...


"...Идет...Она всегда так ходит. Немного расхлябанно. Чуть расслабленная и от того ссутуленная спина, быстрый неширокий шаг и руки, свободно висящие вдоль тела и покачивающиеся туда-сюда. В ладони связка ключей, надетая кольцом на палец, один из ключей зажат между большим и указательным. Как замечаю - самый острый. Хм, смешная...

Но вот походка в момент стала подтянутой и упругой. Шаги стали решительно четче, и каблуки теперь чеканили каждый шаг, спина распрямилась до предела, и руки теперь не висели плетьми, а раскачивались четко в такт шагам- увидела меня. Осознала... В глазах появилось что-то неописуемое, любо-дорого глядеть! И походка... Значит скоро появится ловкость пантеры и грация кошки...
Знакомьтесь - мой противник. Мой настоящий враг."

@музыка: чирик..Чирик!..Чириииииииик!!! ...ЗАТКНИСЬ, ПТИЦА!!!

@настроение: Я встала в 4 утра, какое к чкрту настроение!?

@темы: Настроение;, Клочок;

23:26 

Прода (Рина)

Так, сразу предупреждаю, за предпоследнее предложение автора не бить. Хотя бы не по голове...

***
Серая хмарь неба сменилась такой же серой, грязной, чуть светящейся дымкой. Дымка эта никогда не рассеивалась, днем превращаясь в хмарь, не пропускающую солнечный свет, а ночью, подсвечиваясь огнями города, светилась. Фонари теперь горели везде, и было, наверно, даже светлее, чем днем, только свет этот был оранжеватым и здорово раздражал глаза.
Они шли по городу, быстро лавируя между людьми и машинами. Рей до сих пор тянул Рину за рукав, не давая сбавлять темп. Только когда они добрались до самого дома, он разжал руку, но тут же вцепился в край куртки. Рина только покосилась на него, не решаясь что-либо сказать.
Дома было пусто. Мать с Дью еще не вернулись. Рина раздвинула загораживающую вход занавеску из разной фигни, нанизанной на прочную нить и дождем падающей на плечи водящим, и первой вошла в маленькую темную квартирку. Помещение больше походило на спичечный коробок, чем на гостиную. Старый стол, табуретки, диванчик и шкаф стояли здесь почти друг на друге. Из-под цветных холстов, раздобытых матерью лет 7 назад и старых алюмосетей Рея виднелись унылые бетонные стены. Источником света служил светильник с мутным от пыли и старости плафоном, прикрученный к потолку.

Не скидывая даже ботинок. Девушка тяжело упала на крохотный диванчик и закрыла глаза ладонями. Ну и денек! Сейчас бы немножко поспать и..
–Когда ты должна обменять эти... безделушки!? - Рей вошел следом и встал в дверях, прислонившись плечом к косяку. Крайне недовольный вид делал его похожим на боевого кролика- и смешно и страшно.
Рина чуть не взвыла. Да к Сашиту эти побрякушки! Сейчас бы отрубиться и проспать до утра. Тем более, что прошлой ночью поспать так и не удалось. А сегодняшняя встреча буквально высосала все силы. Девушка обреченно села на кровати.
–Он не сказал мне. Когда именно я должна их обменять. Сказал только. Что когда обменяю, он найдет меня сам.
Парень нахмурился:
–Может, стоит побыстрей избавиться от того задания? Провернем сегодня и дело с концом!
–Может.
И повисла тишина. Девушка думала, а парень просто стоял у двери с ждал. Потом. Будто решившись на что-то, оттолкнулся от косяка и, подойдя к дивану, сел рядом с Риной.
–Слушай, а давай посмотрим, что там, в свертках. Хуже-то от этого не будет. Зато я точно скажу, зачарованные они или нет — тихо сказал он.
Рина колебалась. Рей, да, он узнает но нужно ли ей это? Может, лучше быстрее избавиться от вещей и забыть как страшный сон? Меньше знаешь, крепче спишь. Но потом все равно придется носить с собой ту вещь, на которую обменяют эти. Наверное, лучше перестраховаться. Она не знает, какая выгода «отцу» от того, что провернет сделку именно она, почему он объявился ни с того ни с сего, и попросил ее об одолжении. Почему, Сашит подери, назвался ее отцом, а она, Сашит, ему поверила!? Рина глубоко вдохнула:
–Да, пожалуй, откроем. А вдруг внутри то, чего лучше не видеть?
–Прислушайся к интуиции. Что-нибудь чувствуешь?
Интуиция молчала. Девушка мотнула головой.
–Тогда открывай!
Три маленьких свертка поочередно легли на ладонь. Больше не раздумывая, Рина развязала и, столкнувшись лбом с Реем, стала разглядывать.
–Кхм...ну, и что это за штуковины? - Рей протянул руку, чтоб ткнуть один из комочков пальцем, но Рина быстро закрыла ладонь.
–Не знаю. Скажи лучше, в них есть магия?
Парень хмыкнул и, приблизив к предметам раскрытую ладонь, зажмурился.
–Нет — после недолгого молчания — Почти нет. Может, небольшой заговор или что-то вроде. Либо зачарованы они были давно и следы магии выветрились.
Рина задумчиво пошевелила пальцами:
–Хм, смотри. «Челюсть тигра», «Птичий ботинок» и «Терпсихора»...Написано на обертках..
–Чушь какая-то! Что за челюсть!? Хотя, судя по внешнему виду, может, и челюсть.
Парень фыркнул. Рина сдвинула брови:
–Да. И вкус странный.
Рей секунду молчал, потом резко повернулся к ней:
–Вкус!? Ты их что, на язык клала?
Но девушка уже раньше него поняла, что проговорилась. Злясь на себя, она резко отдернула ладонь и осторожно завернула комочки обратно. Но отмолчаться не удалось, друг буквально пожирал таким взглядом, что и рентгеновских очков не нужно.
–Он сказал, что свертки заговоренные, и он может передать мне их, лишь раз коснувшись меня каждым предметом и только тем местом, где они хранились.
Брови Рея поползли вверх, рискуя запутаться в челке. Но, надо отдать ему должное, от комментариев он воздержался, только хмыкнул.
Снаружи послышался скрип лестницы и голоса. Мать с Дью.
Судя по радостному голосу обеих, повеселились они на славу. В руках у матери было несколько свертков, Рина не глядя могла угадать, с новыми супермодными вещами из подземных бутиков. Каждая такая вещь делалась якобы из самых качественных и нетоксичных материалов, защищающих от повышенных температур, радиации или просто влаги. На деле же оказывалось сшито из обычной кожи броката, либо из постой ткани, пропитанной химическим раствором.
Дью не стала бурно рассказывать о митинге, а сразу прошла к диванчику и рухнула на него, как пятью минутами раньше Рина. Рекламной футболки на ней не было. Видимо, все прошло не так гладко.
Мать гордо прошествовала в соседнюю комнату и бросила там все свертки. Потом, вернувшись, открыла люк в полу и стала в нем рыться в поисках чего-то съедобного.
–Ну что? Пообедаем? Я такая голодная, сам Двигатель велел съесть двойную порцию! - радостно вещала она.
Наверное, пора уходить. Но тут Рей, дождавшись, когда голова матери появится над люком, спросил:
–Шер, а у Рины есть отец?
Рина увидела, как плечи матери дрогнули, а уголки губ дернулись вниз. На вопрос об отце она всегда реагировала одинаково.
–Отец? Разве такую мразь можно назвать отцом?! А потом, я его уже совсем не помню.
И ответ всегда был одинаковым.
Рей кивнул.
–Что за вопросы, молодой человек!?
Мать засмеялась и сочно чмокнула Рея в губы. Вот теперь точно пора уходить.

@темы: Писанина;, Клочок;

23:27 

О пользе снов.

Я снила. Снила, как ни странно, сон. Слишком он был ярким для нашего хромающего сознания,(учитывая, что сны свои я почти не запоминаю, а этот вот запомнила!) и решила я его записать. Самое для меня удобное, что ко мне никаких претензий: "А так приснилось!". Проблема была в другом. Во сне самые безумные повороты сюжета воспринимаются как должное, мне же пришлось их объяснять. Не ругайте сильно, сделайте скидку на больное сознание. Итак, вперед!
ЗЫ: Посвящение: Рей всецело и полноперсонно посвящен Юляше (как договаривались! Не мне ж все лавры!)


***
Был вечер. Или день. Не известно. Все небо застилал серый привычный туман, полупрозрачная дымка, делающая любое время суток вечером. Был вечер, потому, что народ начал высыпать на улицы после рабочего дня,открывались магазины, бары стал чаще ходить транспорт. Вскоре зажгли тускловатые, болезненного апельсинового цвета огни.
Она стояла возле остановки и ждала. Нет, не транспортного турболета, просто ждала. Рей уже пол часа назад улизнул в недавно открывшуюся подземку, мать и Дью остались здесь, с подозрительным интересом поглядывали, на начинающийся митинг. Неужели примут участие!? Девушка не любила митинги. И рекламные акции на них тоже не любила. Конкурсы же и развлекательные лотереи, призванные собирать и объединять народ были просто сущим кошмаром. Зазывалы в белых и красных футболках прочесывали толпу, раздавая всем собравшимся такие же красно-белые майки.
«Красные левее, белые правее» - вещал рупор, из чего становилось ясно, что это даже не митинг, а предмитинговая «разогревательная» компания, спор 2 частей во имя нахождения истины.
Девушка неловко, бочком, постаралась протиснуться подальше, вглубь толпы, чтоб, упаси Великий Двигатель, не получить якобы бесплатную футболку. Не успела, лоточница подошла сзади и... вручила красную футболку с белым знаком города на ней Дью, абсолютно проигнорировав девушку. Недоуменно смотря вслед машущей и радостно улыбающейся подруге, Рина повернулась к матери. Та только улыбнулась и, не говоря ни слова, быстренько спустилась в метро. Ничего другого не оставалось, как последовать за ней. Внизу, уже спустившись по длиннющей лестнице, мать, как и Дью минутой раньше, махнула рукой и, виновато улыбнувшись, зашагала к бутикам. Теперь понятно, зачем ей так понадобилась площадь. Радовало то, что долго оставаться в одиночестве не пришлось, откуда-то вылетел радостный Рей и без предисловия начал сувать Рине под нос странные штуковины неизвестного назначения, описывая, с каким трудом он их достал. Бросив беглый взгляд на железяки, девушка могла бы поклясться, что видела среди них новенький саш. Свой старый друг недавно разобрал и, видимо, так и не смог собрать.
Рядом прогремел поезд- огромны ярко-красный состав, управляемый наполовину механически. Двери открылись, но на платформу так и не ступило ни одного человека.
«Наверное, время еще раннее» - быстро подумала девушка, но идею пришлось тут же отбросить. Если на площади столько народа, то, должно быть, не рано вовсе. Рей тоже удивился, но, в отличие от Рины, вслух. На платформе тоже было пусто, так пусто, что можно было беспрепятственно любоваться отражением стен в начищенном полу. Красный мрамор, за десятки лет отполированный миллионам ног, отражал, как зеркало. По правую сторону от лестницы, ведущей сверху, от главной аллеи бутиков (там-то как раз недостатка в народе не было), располагались низкие витражи из цветного прозрачного материала, чем-то похожего на стекло, на полметра утопленные в стены. Девушка начала от нечего делать разглядывать в них свое отражение. По сути, ничем особо не примечательное отражение. Длинная, светло каштановая коса, прихваченная по всей длине стальными кольцами (хоть это давно было не в моде, Рина упорно продолжала носить именно такую прическу), белая блузка из несгораемой и потиворадиационной ткани и джинсы. Обычные черные джинсы. В их городе это было нормой, смешивать два, а то и три стиля одежды, например хай-тек и олд-тек. В других городах поменьше, это было как минимум странно, а то и считалось дурным тоном. Рэй выглядел чуть более современно, что ни коим образом не придавало ему солидности, все вещи на нем были слишком сношенные или потертые. Ничего удивительного. Их с Риной уровень жизни был далек от высокого, скорее средний или ниже. Хоть власти города и трубили во всеуслышание, что город вот-вот придет к социализму будущего, все это были пустые слова. Им верили не больше, чем продавцам на рынке подержанных двигателей. Всем было ясно, что чем больше город, тем выше в нем уровень преступности, обездоленности и нищеты некоторых слоев. Даже несмотря на размеры и застроенность, в огромном мегаполисе еще можно было найти (и не только найти, но и случайно наткнуться) островки бомжацкой общины, а то и подозрительных притонов. Нижний уровень города давал о себе знать, некоторые особо внимательные граждане сторонились Рины ее друзей, чувствуя, видимо, их принадлежность.

Рина так задумалась, что не заметила, как по лестнице спустилась невысокая девушка и встав чуть поодаль, стала ждать поезда. Рей с интересом покосился на нее. И тут, странное чувство, не отпускавшее Рину с самого утра, но с успехом загоняемое поглубже, вдруг вспыхнуло и, вырвавшись наружу, запульсировало где-то в районе желудка. Девушка резко обернулась, но никого не увидела. В тоннеле загремел очередной поезд. Что-то странное повисло в воздухе.
Рей с тревогой посмотрел на нее. Взглядом спросил: «Прыгаем?». Ответное движение бровью: «Нет, подожди»и взглядом в сторону: «Тут посторонние!». Кивок.
Поезд мчался с ужасной скоростью. Спрыгни они на пути, пусть даже спрятавшись под платформу, их разнесло бы на части вибрационной волной. Парень это понял и побледнел.
Набравший такую скорость, поезд с трудом затормозил, скрипя о рельсы и высекая искры, и открыв двери лишь на мгновение, тут же начал набирать скорость, будто куда-то опаздывал.
Стоящая рядом девушка растерянно посмотрела ему вслед. Выйти из поезда, конечно, никто не успел. Или?...И тут Рину накрыло. То, что раньше неприятным упреком висело в воздухе, теперь, казалось, собралось в упругий шар и ударило девушке куда-то в солнечное сплетение. По телу прошла дрожь. Девушка силой заставила себя распрямиться и посмотреть на стоящих рядом. Они тоже почувствовали- Рей принял боевую стойку, опасно подойдя к краю платформы, а девчушка затравленно озиралась. Со стороны тоннеля мелькнула высокая широкоплечая тень. Рине показалось, что она видела длинные цвета льна волосы, хлестнувшие ее по плечу, но лишь на миг. В следующий перед ними как из земли возник высокая фигура, укрытая плащом так, что даже одежды не было видно. Из-под тени капюшона видны только глаза, глаза... тут Рину будто током дернуло. Что-то знакомое, неведанно родное, но никогда не виденное. Пульсация в груди участилась, перерастя вдруг в странное и почти непреодолимое желание подойти к незнакомцу. И не просто подойти, а еще и прижаться как можно крепче и передать ему этот пульсирующий комок. Рина шагнула назад. Хитрые глаза пробежались по присутствующим, с интересом остановились на ней. И тут Рей не выдержал и прыгнул вперед, нанося один из самых страшных своих ударов. Девушка не успела даже вскрикнуть, как друга отнесло обратно, (она не заметила даже, чтоб мужчина шевельнулся) и швырнуло вниз, на пути. Девчонка рядом пискнула. Рина хотела принять защитную стойку, как учил Рей, но с ужасом поняла, что не может пошевелить и пальцем, столь сильным было желание быть ближе. Она подняла глаза и встретилась с мужчиной взглядом. Кажется, он улыбался. Шаг вперед, еще один. О, Двигатель, да что же это!?
Рык сзади- взбешенный Рей вскарабкался обратно и немедля оттолкнул ее себе за спину. Чуть уловимое движение со стороны незнакомца. Рина поняла только, что Рея ударило в грудь, затем он подмял ее под себя и они дружно скатились с платформы.
«Вот это сила» - отстраненно подумала девушка. Все ее сознание было сейчас там, наверху, рядом с чужаком. Интересно, а он чувствует это ее желание? Или он сам же его и вызвал? Рядом, чуть не придавив Рину к шпалам, упал Рей, чуть подальше, визжа- девчонка.
«Она-то ему что сд?...» - закончить мысль девушка не успела. Она открыла глаза. Хорошо хоть рукой не стала шарить! Она лежала в пяти сантиметрах от третьего рельса. Еще бы чуть-чуть и она поджарилась до корочки. Рей сидел рядом, няньча руку.
Вдруг сердце заколотилось так сильно, что Рина чуть не застонала. Туда! Наверх! Сейчас же!

Она вскочила, не думая, как взобраться, миновав третий рельс. Когда они с Реем «прыгали», назад обычно выбирались через огромную систему вентиляции, пронизывающую город, как кровеносная сеть, либо через заброшенные ответвленные станции, куда ток уже не был проведен. И на третий рельс можно было вставать, как на ступеньку.
Подняв голову вверх, девушка увидела склонившегося незнакомца. Он улыбался, чуть криво и, кажется, виновато. Потом протянул руку. Рина тут же схватилась за нее, крепко сжимая. Дотронулась! Хоть так, не важно!
Ладонь оказалась большой, очень теплой и шершавой. Рывок, и девушку буквально выудили из провала. Сила рывка была такая, что девушка с замиранием сердца ждала, когда же она врежется в его плечо, прислонится хоть на секундочку, но мужчина быстро вильнул влево, не давая ей такой возможности.
И тут появилась ярость. «Да кто он такой!? Что ему нужно? Почему мне так нужно к нему прикоснуться?» и какое он право имеет так поступать с ее друзьями? Рина сжала кулаки, сильно зажмурившись и собирая всю свою волю. Он знает, что ее влечет, знает и издевается. Наблюдает. Дать бы ему в ехидную морду!
Она резко раскрыла глаза, быстро найдя его взглядом. Высокая фигура стояла там, где раньше: слева от тоннеля, спиной у витражам.
Рина издала рык и зашагала к нему с крепчайшим намерением дать в морду. Промахнулась. Точнее, она даже не била, просто шла на него, сжав кулаки и не сумела во время остановиться. Так сильно притягивающая грудь оказалась горячей и мускулистой. Долю секунды простояв, прижавшись к его плечу щекой Рина титаническими усилиями заставила себя сделать шаг назад и нагло уставиться на незнакомца. На лице под капюшоном мелькнуло что-то, похожее на уважение.
–Прости...Что тебе нужно!? - Рина тряхнула головой, и стальные кольца косы больно ударили по спине. Мужчина улыбнулся.
–А ты сильная, - не отводя глаз, сказал он. Голос был приятным и глубоким. Рина внутренне сжалась, чтоб устоять на месте.
Плащ упал на мраморный пол. Теперь перед Риной стоял высокий смуглый мужчина лет сорока. Коротко стриженные светлые волосы не скрывали пары шрамов на черепе, сильные руки скрещены на груди. Мужчина улыбался.
Девушка застыла, широко распахнув глаза от удивления, она могла поклясться, что видела мелькавшие под плащом длинные волосы! И глаза стали чуть другими? Или это из-за видных при ярком свете морщинок вокруг них? Только тут она сообразила, что до этого момента толком не видела его лица. Все, находясь в тени, искажалось.
Она так и не поняла, что с ней происходит. Она слышала, что бывают настолько сильные маги, что могут одинаково легко управлять стихиями и чувствами человека. До сих пор она видела, правда, только фокусников или мелких колдунков, передвигающих предметы силой мысли. Те, кто был посильнее, работал либо на правительство, либо против него, а именно, чистил секретные файлы и хранилища с деньгами, металлами и оружием. Этот не был похож ни на первого, ни тем боле, на второго. Скорее вор, сталкер или расхититель. Да, наверно последнее. Сталкеры предпочитают длинные волосы, кое-как спасающие от радиации, а для вора он был... слишком статным что ли. Рина молчала, ловя себя на том, что ждет, когда уже сможет снова прижаться к горячей коже.
«Может, он в воздухе что-то распылил? Но Рей бы заметил, да, и ни на кого кроме меня, видимо, не действует. Чертовщина!»
–Еще не поняла, что происходит? - тихо спросил он.
Девушка только покачала головой. Мужчина был странным. Чужим. И тем страшнее было это влечение. Он засмеялся, а потом с каким-то странным тоном спросил:
–Как мать?
Внутри что-то дернулось, оборвалось. Но ясности не наступило. Мужчина уже, кажется, с раздражением фыркнул:
–Я твой отец. Это и объясняет тягу.
Это не объясняло ничего.
Мужчина протянул руку, и Рина со стыдом поняла, что безвольно подается вперед и вжимается ему в грудь. Сильнее и сильнее. В нос ударил запах табака и пота, потом пороха и азона. Мужчина напрягся, чуть заметно дернулся. Сильная рука скользнула по волосам и прижала девушку еще сильнее:
–Так лучше? - с тихим смехом.
«Да» - хотела сказать Рина. Но получился полустон- полувыдох:
–Дха-а-а...
Отец усмехнулся, застыв на секунду, потом легко провел рукой вдоль ее спины. Девушка бы и не заметила, если б не знала, что так проверяют наличие оружия. Значит не доверяет. Тяга, как он назвал это чувство, утихла, сознанию вернулась трезвость. Девушка отстранилась, но крепкая рука продолжала держать ее поперек спины, будто она могла убежать. Рина смотрела на мужчину во все глаза, ища в нем свои черты. Она никогда его не видела. И мать с ней о нем никогда не говорила, лишь отмахивалась досадливо и грустно. Девушка покосилась в сторону бутиков. Как ни странно, она ему верила, как ни абсурдно это было, но верила всецело и беспрекословно. Сейчас.
–Значит, отец? - она улыбнулась, - И много у тебя детей, а?
Девушка в шутку ткнула его в плечо кулаком.
–Достаточно.
И они дружно засмеялись.
–У меня к тебе дело, - сказал он наконец, и реалистичность вернулась. В голосе и движениях появилось что-то опасное, а в улыбке- ехидство.
–Пока я в этом городе, мне нужно кое-куда отлучиться. И когда я вернусь, вместо трех вещей у меня должна быть одна. Не отлучиться я не могу, а поменять безделушки не успеваю. Это и есть твоя задача, хорошо?
На последнем слове его голос чуть потеплел. Рина кивнула. Не потому, что была согласна помочь отцу, которого никогда не видела, а просто поняла, что ее согласия здесь не требуется.
–Смотри — теперь он напрягся, -Эти вещи зачарованы. Не мной. Я их храню...кх...как и все, когда хотят, чтобы вещи были при тебе всегда, но недоступны. Я могу их тебе передать только с одного касания тебя каждой вещью. И именно тем местом, где они... кхм...хранятся.

И девушка поняла: носоглотка. Все «лихие люди» держат самое дорогое при себе. И главное, могут отдать только по доброй воле. Умение носить внутри себя что-либо тренируется долго и мучительно, зато результат налицо. Не убив носителя, вещь получить нельзя. А по живому человеку никогда не определишь, является ли он носителем. Убив же и распоров горло (а как еще добраться до «тайника»), убийца чаще всего оказывается ни с чем, так как расслабившиеся мышцы трупа тут же пропускали хранимое внутрь, в желудок, где оно моментально уничтожалось желудочным соком.
Теперь понятно. Странно только, что способ передачи такой...близкий.
–А почему именно «тем местом, где они хранятся»? - хмуро спросила Рина — ты не можешь передать мне их в руки? Знай, я не умею хранить безделушки в носоглотке!
–Как бы тебе сказать, у меня были причины попросить зачаровать их именно так. А тебе не обязательно хранить их там. Ты обменяешь их достаточно быстро.
Выспрашивать подробности, ясное дело, бесполезно.
–Ладно, но где я должна их обменять и на что?
– Я дам координаты.
Вдалеке раздался еле слышный ропот приближающегося поезда. Мужчина нахмурился и прислушался.
–Надо торопиться..
Потом выпрямил спину и глубоко вдохнул. Точнее, так казалось со стороны, но Рина-то знала, что это лишь процесс извлечения. Ускоренный.
Мужчина быстро наклонился и крепко обхватил ее одной рукой поперек спины, а другой за затылок. Один шанс. Губы были сухими и горячими, как и все остальное тело, а сам процесс оказался не таким уж и противным. Только в рот скользнуло что-то влажное и твердое. Девушка отстранилась и выплюнула это в руку. Сверток.
–Еще не все, - глухо сказал мужчина и снова наклонился к ней.

Поезд громыхал уже совсем рядом, когда отец обнял ее на прощание и, потрепав по волосам, сказал:
–Постарайся, от тебя многое зависит. Я сам тебя найду.
В желудке снова заворочалось странное чувство, но двери вагона уже открылись и закрылись, скрывая отца. Он подмигнул ей на прощание и исчез так же быстро, как появился.
Рина смотрела вслед поезду, четко ощущая — надули.
Девушка вздохнула, перебирая в кармане три свертка. Потом запоздало огляделась в поисках Рея. Тот сидел на ступенях мраморной лестницы с закрытыми глазами. Когда она толкнула его, вздрогнул.
–Он ушел?
–Ушел.
–Что он хотел?
–Помощи.
Рей фыркнул:
–Что-то не верится, что таким, как он нужна помощь.
Пока они шли домой, Рина рассказала ему обо всем, что произошло. Оказалось, Рей, про которого она совсем забыла, вытащил ту девчонку из-под колес поезда, пожертвовав новеньким сашем, который скатился на рельсы. А сам вывихнул руку.
–Отец? Думаешь? - с сомнением спросил друг, морщась и ощупывая руку.
–Сейчас не знаю, но тогда я ему поверила.
–А что за тяга? Опиши.
–Будто у тебя есть чертовски много энергии внутри и тебе срочно надо ее передать и не кому-нибудь, а именно ему. Он сказал, это из-за того, что он мой отец.
–Чушь!
–И я о том же.
–Тут что-то не так, явно. И тебя не смутило, что мы этого не почувствовали? Если б он ворожил, я бы точно учуял!
–Знаю. Меня это волнует.
Рей приобнял ее за плечи:
–Спросим у Умника, он шарит в магии получше нас.

@темы: Писанина;, Клочок;

19:56 

Прода-4

***


Кира проснулась довольно поздно, когда было уже светло. Проснулась от голода. И не простого голода, а необузданного и почти нечеловеческого. Живот свело так, будто желудок не только прилип к позвоночнику, а еще и обернулся несколько раз вокруг. Девушка с непривычки согнулась пополам и, не удержавшись, скатилась с трубы. Быстро вскочив, она тут же поприветствовала затылком низкий потолок. Чертыхнулась. Первый день счастливой жизни начался.
Выбираясь из пыльного подвала, она думала только о том, чтобы такого засунуть в рот, чтоб в животе перестала завывать голодная вьюга. Отрыв в кармане конфету- ледяшку, она поспешно сунула ее в рот. Вой на время прекратился.
«Интересно, это сколько же надо не есть, чтобы так проголодаться?» - думала Кира - «Судя по ощущениям, дня три. Господи, и как Вовка это терпел?! Ну, ничего, зато похудею!»
Подумав так, девушка вдруг остановилась и задрала до груди потрепанную старую футболку, драную в 2х местах, и с опаской посмотрела вниз. Тело было таким худым, что ребра выпирали наужу, как шпалы, а живот больше походил на воронку. Н-да, прямо лодка-плоскодонка…
Кира вздохнула и, опустив футболку, поспешила подтянуть сползающие джинсы. Ничего, она это поправит. Наестся до отвала!
Теперь, когда ее ничто не держит, она может идти куда хочет и делать, что хочет! Только вот на голодный желудок делать ничего не хотелось. Кира просто шла по улице, пиная перед собой пивную крышку.
Вокруг кипела обыденная жизнь: ходили люди, ехали машины, работали магазины. Все было как всегда и никто не обращал на Киру внимания. Некоторые странно косились на Киру, не то с завистью, не то с презрением. Девушка предпочитала думать, что с завистью. Вот она, такая счастливая и свободная, а у них есть свои скучные обыденные дела.
Пару раз она встречала знакомых и кивала им, но те не отвечали и торопились пройти дальше. Киру это не обижало, таким хорошим было настроение. Она даже расщедрилась и помогла затащить Кларе Ивановне, жутко противной и склочной соседке, на шестой этаж тяжелые сумки. Соседка хмыкнула и презентовала ей в качестве поощрения два кислых яблока. Кира съела их, не поморщившись, ведь голод, однако, есть голод. Потом, побродив немного без цели, она забралась на одну из крыш ближайших высоток и долго сидела там, обозревая свои нынешние владения. Киру охватил какой-то дикий восторг. Хотелось скакать по крыше зайчиком и стоять на голове. Но когда на крышу поднялся монтер, и Кире пришлось спасаться бегством, восторг куда-то смотал и осталось такое сытое и холеное удовлетворение.
Часы возле остановки показывали около двух. А это значило, что скоро закончатся уроки и ребята нестройным табуном повалят домой и курить за ближайший магазин. Стало интересно посмотреть на своих бывших одноклассников со стороны.
« Схожу к школе ненадолго, заодно и узнаю, как там у этого чудилы первый день прошел» - решила девушка и быстро зашагала вперед.


***

─Кир, пошли уже! Чего копаешься!? – послышался раздраженный и нетерпеливый голос из-за курток.
─Подожди! Я скоро! – отозвался Вовка и зарыскал глазами по раздевалке. Он вот уже 10 минут искал свою куртку. Он точно помнил, какого она была цвета, и куда он ее повесил, но на месте ее не обнаружилось. Перерыв всю раздевалку, парень тоже ничего не нашел.
─ Кир, ну чего ты? – Катька просунула голову в дверь.
─Куртку никак не найду – признался, наконец, Вовка.
─А ты хорошо смотрела?
─Я хорошо смотрела все то время, что ты красилась, этого мало?
Катя фыркнула и пожала плечами. А Вовка, взяв портфель, вышел в коридор.
─И чего, ты так пойдешь? – недоверчиво спросила Катя, смерив Вовку профессиональным взглядом психолога.
─Да, а что, мне тут ночевать теперь что ли? – раздраженно ответил парень и пошел к двери. Катька за его спиной покрутила у виска.
Еще не выйдя на улицу, а стоя у двери, Вовка понял, что снаружи творится что-то не совсем обычное. Чуть правее от входа, на школьной площадке, стояла хихикающая девчоночья толпа, по периметру же этой самой площадки стояли ученики, и упорно делая вид, что им все равно, нет-нет, а поглядывали в их сторону.
Уже нутром чуя неладное, Вовка шагнул за дверь. Все взгляды тут же устремились на него, только некоторые сразу смущенно опустились в асфальт, а другие продолжали прожигать, будто норовя прожечь в несчастном кирином теле пару дюжин дымящихся дырок. Вслед за Вовкой из школы вышла Катька, окинула быстрым взором всю картину и решила гордо ретироваться:
─ Ой, Кир, знаешь, я спешу. Давай, пока!
И тут же исчезла из поля зрения.
Вовка спустился с лестницы, настороженно оглядываясь. Да не его же они все тут ждут, в конце концов!
Когда парень сделал еще пару шагов, от хихикающей кучки отделилась та высокая блондинка, что задирала его в туалете, и прошествовала к нему. Вовка остановился, невольно выпятив грудь вперед и выпрямив спину.
─О, Кирочка, солнце мое! – картинно воскликнула Блонди (так Вовка ее прозвал, после выходки в туалете) – А что это ты без курточки? Без курточки-то сейчас холодно! Смотри, не заболей, а то кто ж нас веселить-то будет.
Хихикающая толпа стала толпой ржущей. А блондинка только улыбнулась и поправила челку.
─ Тебе-то что!? – грубо и как-то нервно рявкнул Вовка и тут же понял, что оплошал.
─ Да мне-то ничего! Это тебе чего! – захохотала девка и вынула из-за спины кирину куртку.
Вовка моментом пришел в такую ярость, что кровь застучала в висках, как барабан. Как же он, дурак, раньше не догадался!
─ А ну, отдай! – крикнул он и рванул к Блонди, уже понимая, что добровольно включился в их игру. Девушка ловко отскочила, перекинув кому-то куртку, и продемонстрировала пустые руки. Вовка бросился было за курткой, но она уже перекочевала в другие руки.
─ Песик, песик! Сюда! – заржал противный голос слева. Вовка не обернулся. Сейчас нельзя было сопротивляться, это всем от него и нужно было. Лучше не реагировать, не реа…
Вовку сильно толкнули в плечо. Потом еще раз в другую сторону. Потом еще. Голова закружилась, он начал махать руками в разные стороны, надеясь оттолкнуть пихающего хотя бы наугад. Бесполезно. Кирино тело было совершенно не приспособлено для драк. Еще один пинок, посильнее, и Вовка, не устояв на ногах, упал на колени…
Тут совсем рядом раздался высокий девчоночий визг, потом вскрик, но уже с другой стороны.
─ Ай, отпусти! – заорал кто-то.
─ Эй, отдай, не твое! – вторили ему.
Вовка решился поднять голову. Шагах в двух от него, в окружении шипящих и плюющихся девчонок, держа злополучную куртку в руках стоял…хм…он сам. Немая сцена как в Ревизоре.
─ Эй, ты, чего надо!? – оклемавшись первой, Блонди выступила вперед.
─Это вам что от нее надо? – голос, его собственный, Вовкин, голос дрожал от гнева.
─ Иди, куда шел, убожество! Не твое дело!
На лице парня отразилось такое непередаваемое выражение, что даже самому Вовке стало не по себе. Ну не будет же она их бить! Или будет?…
Кира сделала быстрый шаг в сторону блондинки и сгребла ее за уложенные и накрученные патлы.
─ Слушай сюда, Кружкина, я два раза не повторяю. Еще раз ее тронете, и вам не поздоровится! Обещаю!
Блонди заверещала, видимо, ужасаясь смерти прически, попыталась лягаться, и, потерпев неудачу, одно за одним начала выплевывать непечатные выражения. Вовка смутился.
─Да я тебе!.. Да что ты из себя возомнил! Что ж ты за мужик, с девушкой драться!?
─ Да какая ты девушка!? Коза белобрысая! Вдесятером на одну значит честно, да?
Истинная девушка не ответила, зато очень по-мужски сплюнула на асфальт. Кира отпустила ее волосы, с наигранной брезгливостью вытерев руку о джинсы и буркнула сквозь зубы, обращаясь к Вовке:
─Идем, а то истинные дамы повыцарапывают нам глаза.
Вовка поднялся и, удивленно оглядываясь, поспешил за Кирой.


До школьных ворот они шли молча. Потом Вовка не выдержал:
─За что они меня так? Я вроде ничего…
─А это ты мне скажи, за что?! – Вовкины щеки покраснели от Кириного гнева.
─Ну, мы с этой.. как ее…Кружкиной, перекинулись парой фраз. И все!
─Запомни! – Вовка не узнал своего выражения лица, когда Кира повернулась и посмотрела на него, - Не вздумай с ней связываться! Понял!? Лучше молчи! Она, конечно, коза, но на пакости ее мозгов хватает!
Вовка пожал плечами и кивнул.
─Ну, это… спасибо за помощь, - сказал он наконец, - Без тебя бы они меня порвали.
─Не благодари, это я просто разозлилась, а так я только хуже сделала. Теперь они не отстанут, вот увидишь!
─ Ну и ладно. Все равно спасибо. А куда мы идем?
Кира обернулась к нему уже с улыбкой:
─Как куда? Домой! Спасителя надо покормить. А то кто-то мне забыл сообщить, что не ел уже трое суток!
Вовка смутился – растрепанная девчонка, начала внимательно изучать асфальт под ногами:
─Никаких не трое, два дня всего… - буркнула она

@темы: Клочок;, Писанина;

Cноркj

главная